Сердце, Вера и сталь. Памяти Горца



В мутном потоке того, что принято называть «масс-культурой», порой появляются произведения, подобные глотку чистого воздуха в душной, прокуренной комнате. Наглядно демонстрирующие, что «современное» и «примитивное», «духовное» и «скучное» - вовсе не синонимы, и традиционные культурные и духовные ценности можно распространять с помощью фантастических романов или фильмов, аниме- сериалов или рок- гимна.

Фильм «Горец» (Highlander) – из того же числа. Снятый в 1986 году режиссёром Расселом Малкахи в жанре то ли «фантастического боевика», то ли «фэнтези», он обладал всем, что могло привлечь в кинотеатры детей и молодёжь – ярким, неординарным сюжетом, захватывающими приключениями, битвами на мечах и спецэффектами, благородными главными героями, линией любви и мести, горя и торжества справедливости, вечной борьбы добра и зла. Настоящий «мужской», приключенческий, и в то же время достаточно серьёзный фильм, вполне на уровне «великой литературы и кинематографа приключений». Особый, неповторимый аромат «Горцу» придала музыка Майкла Кэмена и группы Queen, сделавшая более открытыми множество смыслов фильма (это достойно отдельной темы, и в данной статье я не буду подробно рассматривать музыку Queen).

Говоря о фильме, сразу следует отметить его традиционность. В том смысле, что он создан в духовных традициях евро-американской, христианской культуры. Несмотря на «энергии», молнии и бессмертие, здесь даже намёка нет ни на какие гуру, астралы, тайные космические силы, энергию космоса, пришельцев и прочую оккультную дребедень. Здесь нет никаких, тайных или явных, издёвок над «недалёким христианством», без которых редко обходятся современные голливудские фильмы. Авторы легко обходят соблазн дать оккультное толкование Тайны Бессмертных и смысла их многовековой борьбы.

Более того – фильм откровенно прохристианский. Напомню, что Рамирес, открыв Коннору Маклауду тайну его особого дара, сразу же пресекает робкие попытки юноши возразить, что «это от дьявола». Но при этом он не говорит, что примитивное католичество с его инквизицией, кострами и охотой на ведьм не создано для таких сверхлюдей, как они с Коннором, что в христианское учение о мире и человеке они никак не вписываются, что они и христианство несовместимы, и им нужна другая религия или философия, способная объяснить их тайну. (Учитывая, что Коннора чуть не сожгли на костре в его деревне, такая проповедь возымела бы действие). Он не говорит, что смешно верить в Христа, один раз воскресшего из мёртвых, расе сверхлюдей, способных это делать бесчисленное множество раз. На вопрос Коннора «Почему?!» он просто отвечает – а почему светит солнце, идёт дождь?

И этим всё сказано. Бессмертные – такая же часть Промысла Божьего, такое же Его творение, как солнце, дождь, море или остальные, смертные люди. Осознать это – не значит впасть в отчаяние «я урод, не такой, как все», или, наоборот, в гордыню «я Бог, я сверхчеловек». Просто надо осознать, что ты наделён Творцом особыми способностями – а значит, с тебя и спрос намного больший, чем с остальных людей. Твоей Наградой может стать власть над миром – но ты должен бороться за неё не ради себя, а ради того, чтобы она не попала в руки худшего из твоих собратьев, способного превратить мир в ад. От тебя зависит судьба всего мира, всех людей. На тебя возложена колоссальная ответственность – и ты не можешь предать доверие Того, Кто наделил тебя даром вечной жизни – не как проклятием, а как оружием... «Сердце, вера и сталь» – просто отвечает Рамирес на вопрос Коннора, как он, наивный шотландский юноша, сможет справиться с Карганом – воплощением абсолютного зла, самым сильным и самым жестоким из Бессмертных. И не случайно Бессмертным запрещено сражаться в церквях. «Это правило» – коротко объясняет Рамирес.

highlander_1 И не случайно противостояние Коннора и Каргана оказывается по разные стороны Веры. Коннор ходит в церковь – и не только ради того, чтобы выполнить просьбу покойной жены Хеттер о свечке в день её рождения – он искренне молится там и ставит свечи за упокой душ Хеттер и Рамиреса.

И Карган же приходит в церковь только ради того, чтобы посмеяться над Коннором и надругаться над верой в Христа.

highlander_2 Ведь и сражаться к Фрезерам тогда, в 16 веке, Карган пошёл не только ради того, чтобы отвинтить голову юному Коннору. Вспомните о религиозном факторе войны: Маклауды – католический клан, в то время как Фрезеры – языческий. И не случайно Карган берёт в руки оружие, чтобы биться за один из последних оплотов язычества в тогда уже христианской Европе.

И безобразную сцену в церкви Нью-Йорка Карган устраивает не только для того чтобы позлить Коннора. Он насмехается над верой этих людей, глумится над Христом, всеми обрядами и идеями. Он кощунственно пародирует крёстное знамение, сексуальными жестами оскорбляет монахинь и священника. «Его смерть была напрасной» – говорит он священнику о Христе. «Лучше сгореть в аду, чем истлеть!» – кричит он в церкви.

И это не потому, что Карган не был рождён в христианской вере или был испорчен плохим воспитанием среди диких степных кочевников. Он относится к тем из Бессмертных, кто осознал свой дар как право быть сверхчеловеком и самому стать Богом, жестоким и безжалостным, для которого все живые существа – рабы, мусор, объект развлечения. Если Коннор чувствует свою ответственность за смертных людей, то Карган их презирает. У них одна жизнь, и я могу её отнять – это круто. Я лучше того, один раз воскресавшего, которому молятся и поклоняются эти дураки. Я займу его место.

Here I am, I'm the master of your destiny,
I am the one the only one, I am the god of kingdom come,
Gimme the prize, just gimme the prize,
Give me your kings, let me squeeze them in my hands,
Your puny princes,
Your so-called leaders of your land,
I'll eat them whole before I'm done,
The battle's fought and the game is won,
I am the one, the only one,
I am the god of kingdom come,
Gimme the prize, just gimme the prize!

Так зловеще звучит тема Каргана в исполнении Фредди Меркьюри. I am the god of Kingdom come – Карган не скрывает, на Чьё место он метит. Ведь Kingdom Come – это Царствие Небесное из христианского Символа Веры. Грядет Царствие Каргана? Нет – на его пути всё ещё стоит Коннор, и он победит, хотя кажется, что это невозможно…

Коннор ни разу не пытается осознать себя лучше других людей. Вспомните его стычку с нацистом в годы Второй Мировой войны. «Бош, ты же сверхчеловек?» – с презрением бросает Коннор фашистскому офицеру, вообразившему себя, в соответствии с учением своего фюрера, суперменом, имеющим право захватывать, порабощать, истреблять другие народы. «It’s a kind of magic» – просто отвечает он на вопрос девочки, ставшей свидетелем его очередного воскрешения. Коннор щадит и жалеет смертных, но этих – давит без сожаления. Идея «сверхчеловека» в фильме подана как можно более отвратительно.

Но, пожалуй, неверно будет сказать, что Коннор «такой как все». Всё же отчуждение между ним и остальными людьми есть. Но это не гордыня и высокомерие Каргана – это страх слишком привязаться к человеку, которого потом потеряешь, потому что он смертен. Страх полюбить и потерять свою любовь, внушённый Рамиресом и пережитый самим Коннором. Страх сделать несчастной женщину, которая не сможет родить детей. Эпизод его жизни с Хеттер и её смерти под пронзительную Who Wants to Live Forever каждый раз трудно смотреть без слёз.

И этот страх, это отчуждение мешает ему выиграть Последнюю битву. Пока Бренда не скажет ему такие же простые слова, как некогда сказал Рамирес – «Обычно люди боятся умереть, ты же боишься жить». И в тот момент, когда Коннор преодолевает этот страх – он готов к последней битве с Карганом.

Самое интересное – каковой оказывается Награда. Коннор получает множество новых способностей, в том числе возможность читать мысли всех людей на земле, но… он перестаёт быть Бессмертным. Он становится хоть и наделённым особыми возможностями, но обычным человеком, способным стареть и иметь детей. Дар, данный четыреста лет назад ради победы над злом, Бог отнимает, но даёт много другого. Свои новые способности, свою силу и власть над людьми Коннор должен использовать ради их блага. «Используй свои способности ради людей. Не теряй голову» – в последний раз напутствует Коннора Рамирес, и его слова переходят в радостную песню A Kind of Magic.

* * *

Если произведение культуры не вписывается в общую идеологию, но, несмотря на все усилия, всё равно захватывает сердца и души миллионов, то тогда вместо запрета и умолчания нужно действовать по другому сценарию – опошлить, извратить, исказить, нивелировать изначальный смысл. Хотите уничтожить массовое движение – возглавьте его. Хотите уничтожить идею – примите её и верните назад в своей «упаковке».

Так почти одновременно случилось и с фильмом «Горец», и с группой Queen.

В случае с Queen после трагической смерти вокалиста группы Фредди Меркьюри его репутация и добрая память была раздавлена, уничтожена потоком грязной клеветы. Одновременно с извращением образа покойного музыканта, превращением его в общественном сознании в тупую, развратную скотину, клоуна и наркомана, жившего ради секса и развлечений, так же искажалось и творческое наследие группы. Оно подавалась как бессмысленная, развлекательная музыка для тех, кто хочет отвлечься от повседневных забот. Экс-квины Брайан Мэй и Роджер Тейлор постепенно трансформировались в music fake machines, за деньги и славу коряво перепевавшие бессмертные хиты группы с кем угодно и как угодно плохо. В новом веке группа превратилась в пародию на саму себя, окончательно выродившись в странном кавер-проекте Queen & Paul Rogers.

С «Горцем» всё было менее трагично. Все авторы и участники живы, здоровы, сделали неплохую карьеру. Не совладав с массовой популярностью фильма, идею убили старым американским способом – коммерческими продолжениями и сериалами.

Давно замечено, что голливудские продолжения и ремейки – далеко не всегда просто способ ещё раз слупить деньги с понравившихся зрителям сюжетов и героев. Очень часто и смысл, и личность самих героев полностью выворачивается и извращается в продолжениях. Так случилось и с «Горцем». Теперь о прежнем сюжете и герое напоминал разве что актёр Кристофер Ламберт, скреплявший старый фильм с новыми «фантазиями на тему». Но с каждым разом Коннор Маклауд становился всё более похожим на голливудский клон настоящего Коннора.

Уже во втором фильме «Горец-2» от первого оставили рожки да ножки. Победа Коннора не имела больше никакого смысла. Мир был в прямом смысле погружён во тьму коварной транснациональной корпорацией «Щит». Коннор превратился в беспомощного, больного старика, от которого ничего не зависело, никаких способностей, кроме некоторых научных знаний, он не получил. Щит, созданный им для защиты людей, давно уже не был никому нужен, кроме корпоративных дельцов. Бренду истребили, чтобы не мешать новым романам героя. Бессмертные оказались посланцами с других планет, которых выгоняли за нарушения порядка. Ещё один Бессмертный прибыл с другой планеты чтобы убить Коннора. В новой, оккультной интерпретации Бессмертных ни христианству, ни вообще какой-либо идее Бога больше не было места. Коннор возвращал молодость с помощью магии, вызывал с её же помощью Рамиреса в помощь, выключал щит и падал в объятия очередной голливудской блондинки.

Дальше – хуже. Бессмертные падали из космоса, вылазили из склепов – короче, всё время откуда-то брались. Коннор, бывший образцом верности и любви (в отличие от развратного, видевшего в женщине только сексуальный объект Каргана) превратился в какого-то пошлого героя французской комедии, прыгавшего по постелям, а сами фильмы – в наборы драк, спецэффектов и оккультных идей. Бренду истребили второй раз – по тупости авторов, новым способом, отличным от «Горец-2». Подоспел сериал, где бессмертные составляли чуть ли не половину населения планеты и их борьба за Награду лишалась какого-либо смысла, а убийства стали нормальной частью жизни. Появился такой же тупо-оккультный мультсериал… И наконец, в «Горец-4» в один сюжет попали Коннор Маклауд и Дункан Маклауд из сериала. Теперь ради победы Дункан должен был убить своего друга Коннора – похоже, к большой радости Кристофера Ламберта, которому сильно надоела эта игра. Убить, чтобы получить ту самую «силу»… Коннор Маклауд умер. И слава Богу, потому что это был уже не он, и продолжения опошлили идею оригинала.

Неудивительно, что «Горец» до сих пор считается оккультным фильмом, уничтожающим идею Бога, а книги и статьи о христианских идеях в современной литературе и кино обходят его стороной. Но как изучающим историю советуют работать с источниками, так и для любителей как кино, так и музыки желательно смотреть и слушать оригиналы. А «всё, что кроме» – отбрасывать как мишуру, мешающую понять то, ради чего, собственно, и создавались эти произведения.

 

Мариам Ахундова



Искусство

На Главную