Кто Вы, Виктор Фокс?

Недавно по российскому каналу показали любопытный фильм под названием "Кто убил Виктора Фокса?" (Оригинальное название фильма – «Unconditional love». Производство США при участии Великобритании, 2002 год).

Сюжет его таков.

Немолодая американская домохозяйка Грейс, разводящаяся с мужем, мать взрослых детей и уже бабушка, без ума от кумира миллионов женщин, английского певца Виктора Фокса. Виктор – мужественный, сексуальный и галантный красавец. «Он – легенда нашего времени и баловень судьбы. В одной руке шампанское, в другой – микрофон. Его музыку любят и покупают миллионы…» - так представляет его ведущий любимого ток-шоу Грейс.

Виктор приезжает с концертом в её родной город – Чикаго. Она рвётся на концерт, и даже пробивается на ток-шоу с его участием, но – съемка срывается, так как Виктор на шоу не явился. Он убит при загадочных обстоятельствах.

Грейс попадает на место убийства и сильно переживает. С горя она заходит в бар и узнаёт, что Виктор выпивал там перед убийством и говорил странные слова, что «постоянно бояться неинтересно».

В это же время по ТВ крутят видеоподборку памяти Виктора.

 

Расчувствовавшись, в фанатском угаре Грейс бросает всё и едет в Англию...

Выясняется, что в роскошном доме Виктора, вход в который завален цветами и осаждён скорбящими поклонницами, живёт его слуга Даг Симпсон. Он утверждает, что Виктор всю жизнь был геем, что он, слуга – на самом деле был его любовником, и что дом оставлен ему по завещанию. Он очень агрессивен, груб, хамит, ненавидит поклонниц, гоняет их, и никому не открывает дверь. В пристройке живут двое парней – его приятелей.

Однако Грейс удалось обманом заставить Дага открыть дверь – она назвала себя его матерью. Тот был в ярости, и выставил её вон, предварительно грубо нахамив.

Грейс: Вы были слугой Виктора Фокса, не так ли?

Даг (саркастически): Слугой Виктора Фокса? Именно, его слугой, кем же ещё? (Зло) Я одевал его по утрам и обмывал перед сном.

Грейс: И парковали его машину…

Даг (свирепо): Парковал машину? В этой стране у Виктора не было лимузина.

Грейс: Не понимаю…

Даг: Вы понаехали сюда помянуть Виктора. Вы обложили мой дом погаными цветами. Звоните мне, чтобы поделиться больными фантазиями. Пусть я попаду в ад, но я никого не пущу на порог своего дома! Убирайтесь, или я вызову полицию!

Грейс: Это не ваша земля! Вы живёте здесь незаконно!

Даг: Незаконно? Виктор Фокс оставил мне дом, землю и все свои сбережения!

Грейс: Я вам не верю! Вы лжец!

Даг: Кто бы говорил!

Грейс: Никчемный слуга!

Даг: Безмозглая дура!

 

Оказалось также, что на дом претендуют три омерзительные сестры Виктора и муж одной из них, адвокат. Они называют Симпсона аферистом и говорят, что считать кумира миллионов женщин «гомиком» – бред, а также что на самом деле нет никакого завещания, и им нужно только выманить Дага из дома и сменить замки – потому что в действительности у него нет ни прав, ни доказательств. Они же хотят сделать из дома Виктора мемориальный музей.

Сестра: даже думать не хочу о том, что нас выгнали из дома.

Грейс: Он такого наговорил…

Сестра: А что он сказал?

Грейс: Он сказал, что Виктор оставил дом ему.

Сестра: Бред! И завещания-то никакого нет.

Муж сестры: Я не верю, что Виктор завещал дом бродяге.

Сестра: Это самый отвратительный работник! Что бы вы почувствовали, Грейс, если бы ваш слуга после вашей смерти поселился бы в вашем доме, объясняя это близкими отношениями с хозяйкой?

Грейс: Да у меня и слуг-то нет…

Сестра: Но если бы были?

Грейс: А о каких именно отношениях он говорил?

Муж сестры: Не думай об этом, Нола.

Сестра: Он заявляет, что они с Виктором более десяти лет были любовниками.

Грейс: Любовниками?

Сестра: Да.

Грейс: То есть Виктор был…

Сестра: Да.

(тут же все кричат – Нет, нет, нет).

Муж сестры: Сами подумайте – Виктор Фокс, любимец женщин всего мира – гомик?

(Все долго и противно смеются)

Сестра: Смех, да и только… Мы хотим превратить его дом в музей. Мемориал в честь Виктора. О, Виктор, мы не забудем о тебе!


В процессе общения они показывают Грейс детские фотографии Виктора. Зрителю дается понять, что семья все знала об «ориентации» Виктора, так как он проявлял свои наклонности еще в детстве, но ввиду своей зацикленности на том, чтобы казаться другим «нормальными», они отрицают сей бесспорный факт.

Муж сестёр предложил Грейс быть посредником – они хотели предложить Дагу крупную сумму «отступного», чтобы он исчез и прекратил распространять слухи о нетрадиционной ориентации Виктора. Однако так как сначала сёстры приняли Грейс за представителя звукозаписывающей компании, а узнав, что она просто фанатка, опять же нахамили ей, помогать им у нее не было никакого желания.

Но Грейс решила разобраться, что же случилось. Она позвонила домой и спросила бывшего мужа, тоже адвоката, какие шансы могут быть у Дага. Тот решил, что она сбрендила на почве своего увлечения, но ответил, что если он докажет интимные отношения с Виктором (письма, открытки и пр.), то шанс есть. Есть прецедент – шофёр Версаччи, отсудивший поместье без завещания – он доказал свою многолетнюю интимную связь.

После этого Грейс вернулась в поместье и стала добиваться расположения Дага. В дом войти она не могла, но вошла в пристройку, всё там убрала, приготовила завтрак, стала убирать территорию, косить газоны и пр. В доме и пристройке царил жуткий беспорядок, потому что Даг «пребывал в депрессии», а двое других его приятелей, живущих в той же пристройке, ничего не делали.

Виктор на ТВ притворяется…

Однако Даг очень агрессивно отнёсся к заботам Грейс. Когда она стала говорить, что может помочь ему доказать права на дом, он начал оскорблять её. Он кричал, что ему надоели эти отвратительные женщины-поклонницы, которые лезут в дом, что она сама напросилась и теперь услышит правду о своём кумире – Виктор всю жизнь ненавидел женщин. Он строил из себя сердцееда, чтобы лучше продавались его пластинки, а на самом деле ненавидел всех этих боготворивших его баб, а любил – только его, его одного.

Ничего, случаем, не напоминает?…

Грейс: …Между прочим, за оградой люди, которые хотят вас похитить… Вы знаете, что они хотят сделать из дома музей? Я звонила в Чикаго, чтобы узнать, имеют ли они на это право. Оказалось – всё не так просто. Мой бывший муж – адвокат. Он сказал, что нужно свидетельство ваших отношений. Любовные письма, общий счёт…

Даг (Свирепо): Я вас прошу, даже если вы психически нездоровы, уйдите! Мне не нужна помощь!

Грейс: Давайте войдём в дом и нормально поговорим…

Даг: Слушайте, знаете, что сделал бы сейчас Виктор? Вызвал бы полицию. Ведь он ненавидел женщин!

Грейс: Вы не можете этого знать.

Даг: Да неужели? (Орёт): Виктор был геем, грязным, вонючим и пошлым геем! Всю жизнь ему приходилось притворяться гетеросексуальным, чтобы его диски покупали такие вот домохозяйки среднего возраста. Он это ненавидел. Он презирал всех вас. Он презирал эту жизнь во лжи. Единственный, кого он любил – меня!

 

Когда гроб Виктора привозят из США, и процессия останавливается у его дома, Даг смотрит это по ТВ, запершись в доме.

Прибытие гроба в Ларк.

Лужайка у дома Виктора, усеянная цветами

А Грейс тем временем продолжала каждый день приходить, убирать, готовить завтрак, обед и ужин. Через несколько дней Даг смягчился и пригласил её в дом. Они поговорили по душам. Даг оказался неплохим человеком, а его агрессия была от страха – перед внешним миром, родственниками, обществом и пр., перед тем, что его убьют за его ориентацию, из-за того что он столько лет скрывал, а также от понимания, что если он выйдет, то может уже не вернуться в дом. Он показал ей дом и сказал, что музей нежелателен, так как там есть вещи, которые лучше не показывать публике – например, комната матери Виктора, в которой он проводил время среди её кукол с выколотыми глазами, наряжаясь в её платья…. Он был слугой, и по совместительству любовником Виктора 10 лет (как он сказал – я стирал, убирал, готовил, а в перерывах спал с ним). В своё время Даг писал песни и принёс их Виктору в надежде, что тот примет что-то в свой репертуар. Тот песни не взял, а автора – взял…

Дак: Пип говорит, что я неудачник. Но это Виктор неудачник! В Америке он хотел сознаться в гомосексуализме. В 55 лет сказать, кто ты есть на самом деле. А его убили. Это несправедливо.

Грейс: Как вы познакомились?

Дак: Его голос. Я хотел, чтобы он пел мои песни. Я писал песни. Я разыскал его и сделал всё для того, чтобы он прослушал мои песни. После чего он сказал, что у меня нет таланта, и попросил удалиться… Мне было 25, ему 45. Он был весёлым, щедрым, красивым, подверженным депрессии, самолюбивым, неверным. Ужасно неверным. Весёлый неверный ублюдок. Мы… он не мог жить, не изменяя мне. Но при этом говорил: «Даг, я занимаюсь сексом с другими, но сплю только с тобой.

Грейс: Unconditional love?

Даг: Что?

Грейс: Ваше стихотворение…

Даг: Бред… Какой же я глупец… В тот момент я не соображал. Это же идиотизм. Что это за любовь такая? Бей меня, бери деньги, а я буду любить тебя?

Грейс: Да. И больше.

Даг: Что больше?

Грейс: и можешь даже не любить меня.

 

Оказывается, Виктору с детства нравилось играть с куклами матери. Видя это, она отправила его в психиатрическую клинику. Выйдя, любящий сын переколол глаза её любимой коллекции кукол (хорошо же его там лечили!) , и его надолго посадили под домашний арест.

Во взрослом возрасте Виктор никогда не общался с семьёй, но мать, умирая, завещала ему дом (при этом он даже не приехал на её похороны). С сёстрами он также никогда не общался. По словам Дага, Виктор очень устал из-за необходимости бесконечно врать и притворяться, выдавать себя не за того, кто он есть, и как раз в Америке он собирался на ток-шоу публично признаться в том, что он гей – об этом он сказал своему любовнику перед отъездом.

Грейс предложила Дагу прекратить бояться людей. Она уговорила его пойти в паб и там помянуть Виктора. Тот упирался, говоря "Вы не понимаете, что такое быть геем в деревне".

Конечно же, Грес не пришло в голову поинтересоваться, зачем в таком случае было устраивать подобную шумиху. Если человек боится огласки – он не кричит на всю страну о том, что был любовником всемирно известной звезды. А уж если кричит – то явно этого не стесняется…

Однако все это мелочи. В конце-концов Грейс уговорила Дага, и вечером они поехали в паб на велосипеде, который оказался без тормозов. Притормозили они прямо в стену паба, где народ как раз пел песню Виктора Фокса. Оба как дети радовались этому приключению.

Когда они сидели в пабе, Даг стал выражать своё восхищение Грейс. Он говорил, что она потрясающая женщина, что он восхищается её смелостью, что она перевернула его жизнь и заставила стать другим человеком и перестать всего и всех бояться. Он понимает, что её смелость неожиданна и для неё самой, и если она просто вернётся домой на свою кухню, и будет жить как прежде, то все это было напрасно. Он сказал, что они оба не должны более жить как прежде, и продолжить их приключение – он предложил ей вместе ехать в Чикаго и помочь ему найти убийцу Виктора и отомстить, а также отомстить сёстрам Виктора. В этот момент к нему подошёл деревенский мужик и спросил: "Вы – слуга?". Даг ответил: "Нет", но тут же устыдился своей трусости при Грейс и гордо ответил - "Да. То есть нет. Я не слуга, я любовник Виктора Фокса. Так что вы хотели?"… Однако после этого  политкорректные английские крестьяне не стали бить ему морду, а наоборот всем пабом предложили помянуть Виктора.

Перед отъездом парочка предприняла ещё одну авантюру. Похоронами Виктора занимались его родные. А поскольку Виктор носил оригинальные сверкающие наряды, очень экстравагантные, Даг считал, что и в гробу он не должен лежать "в сером костюме как бухгалтер". Поэтому они с Грейс проникли в похоронную контору, и на следующий день, когда в церкви в последний раз открыли гроб, Виктор, к ужасу сестёр, оказался в мамином розовом пеньюаре и… с короной на голове.

 

Далее Грейс и Даг вовлекают своё расследование невестку Грейс, карлицу. Странная троица колесит по городу, ведя своё расследование, а Даг покупает пистолет. В районе гибели Виктора они встречаются с местными бомжами в поисках информации и узнают что маньяк с арбалетом убил двух "ихних". Расследуя, что общего могло быть у Фокса с бомжами, они узнали, что убитые любили петь и часто пели хиты Виктора. Маньяк убивает поющих.

В финале они нашли маньяка. Убийство оказалось никак не связано с ориентацией Виктора (хотя в этот район он, прямо в концертном костюме, забрёл в поисках мальчика на ночь). Этот псих ненавидел, когда пели, особенно одну песню, связанную с его матерью, и Виктору не повезло, как и тем бомжам - они пели именно её. В ходе стычки, в которой троица чуть не погибла, а Дага ранили арбалетом в ногу, маньяка обезвредили – карлица кинула в него увесистым мобильником и попала в голову, он сорвался с моста.

И вот троица попала в герои. Их, как обезвредивших маньяка с арбалетом и убийцу кумира, чествуют повсюду. Даг на костылях, отомстивший с риском для жизни за смерть любимого, становится героем для обоих полов. В конце они под овации выступают в ток-шоу. Туда же приглашены сёстры Виктора, которые уже не могут отрицать его ориентацию и должны ликовать со всеми, чтобы их не осудили. На шоу Даг неожиданно говорит, что очень благодарен сёстрам, которые отнеслись к его отношениям с пониманием и подарили ему дом Виктора. Там теперь будет приют для молодых геев, которых выгнали из дома нетерпимые родители. Публика аплодирует и сёстрам приходится согласиться. По просьбе мужа Грейс на шоу исполняют её мечту – она поёт вместе с известным певцом Барри Маниловым для миллионов зрителей.

 

Интересный фильм, не правда ли?

Можно поставить под сомнение его художественную ценность – дело отнюдь не в ней.

Конечно, можно было бы сказать, что Виктор Фокс – это некий собирательный образ артиста-гея. Вот только в этом фильме словно сам собой образуется ряд прямо-таки волшебных совпадений, которые ну очень мешают сделать этот чудный политкорректный вывод.

Начнем с того, что годом рождения Виктора называется 1946 год. Он ярок, смел, эксцентричен, имеет репутацию сердцееда и дамского угодника, носит сверкающие костюмы, выступает с бокалом шампанского в руке и обожает японское искусство. Символ Виктора – алая роза, которую на похоронах бросают на его газон убитые горем родственники. Один из его альбомов называется My secret dreams. А уж корона, положенная в его гроб... Да и видеоподборка его памяти выполнена в ну очень знакомом стиле. Что характерно – в ряде случаев совпадает не только тематика (что было бы неудивительно) – но и ракурсы, и стилистика хорошо известных нам кадров...

Кстати, в одном из кадров этой подборки долю секунды мелькает Даг Симпсон. Просто мелькает рядом… Причём этот кадр длится какое-то мгновение, и большинство зрителей вообще вряд ли его заметили.

Ничего не напоминает?...

Как потом объясняется, подчеркнутая вежливость и галантность Виктора с дамами была лишь притворством гея, скрывающего свою ориентацию. Его спокойствие и миролюбие и оборачивается в устах его любовника истеричностью и эгоцентричностью, вызванными, вероятнее всего,  психической патологией (при всей осторожности с диагнозами, психически здоровый человек никогда не станет выкалывать глаза куклам). Как и некоторые небезызвестные нам невольные герои порнороманов, он крайне неразборчив в связях, патологически неверен, и полностью разделяет любовь и секс. Он отправляется на «съем» очередного мальчика на улицу, в грязные кварталы – прямо в концертном костюме. А монолог г-на Дага Симсона, столь растрогавший политкорректную Грейс, просто до боли в зубах напоминает монологи нашего дорогого Джима Хаттона – «он был неверным развратным ублюдком, но любил лишь меня, меня, меня!»… Весьма сходно и поведение наследника, демонстрирующего нарочитое презрение к поклонникам, и отказ пускать их в дом – что характерно, здесь этому дается объяснение тем, что там есть "много шокирующего"… Неплохая идея для гей-легенды – если фаны начнут слишком активно возмущаться поведением милой Мэри.

В фильме нашлось место и консервативной семье, не желающей признавать "очевидного", и в конце-концов смирившейся с «неизбежной реальностью» и веселящейся вместе со всеми в ток-шоу, и терпимой женщине, сумевшей понять и поддержать – правда, здесь уже не певца, а слугу. И признание, конечно же, оказалось совсем нестрашным – ведь людей волнует творчество, а не ориентация. И неудачником называется певец, так и не успевший сознаться в этом прессе…

При этом любопытно, что Даг, выболтавший тайну Виктора, преподносится режиссером как исключительно положительный персонаж. Конечно, ему придумана достойная «отмазка» – Виктор, мол, сам хотел сознаться, одна беда – не успел бедняга поведать миру свою тайну…

Вот только по сюжету фильма словам Дага так и не находится никаких доказательств. Обратите внимание – то, что Виктор был геем и хотел в этом признаться, известно только со слов его слуги.

Более того – в фильме это неоднократно подчёркивается. Именно поэтому Даг помирает от страха в доме и боится выйти – по закону сёстры могли войти с адвокатом и полицейским – и на этом эпопея была бы закончена… Пока провидение не послало ему Грейс, с которой он (если отклониться от политкорректного сюжета) провернул афёру с поиском убийцы Виктора и своей легитимизацией в глазах общества. Но когда ему нужно было войти в похоронное бюро – он говорит: «я слуга», и… показывает газету, где он у трапа встречает Виктора.

У него даже фотографии нормальной нет…

Но Грейс поверила его трогательному рассказу – а значит, ему обязаны поверить все зрители. Поверить и его словам, и тому, что слуга, незаконно захвативший дом и имущество Виктора, прав, и его поведение – это поведение любящего человека… Просто его ориентация – как и в нашем случае – это индульгенция от всех грехов. И он вправе оскорблять и ненавидеть женщин (исключение делается лишь для тех, кто пройдёт экзамен на терпимость, вроде Грейс). Он вправе рассказывать о кумире то, что тот всю жизнь скрывал. И слова "был геем, грязным, вонючим и пошлым геем!" – в его устах, конечно же, тоже звучат как слова любящего человека.

Конечно, тут можно было бы сослаться на то, что эти слова звучат саркастически, и он имеет в виду, что для "этих" прекрасные геи – грязные и вонючие существа, и говорит он это, потому что в тот момент взбешён и раздражён. Да и играет его известная гей-икона Руперт Эверетт… Однако никто не говорит ему – «как вам не стыдно говорить такое про человека, которого вы любили». Как и в нашем случае, этот вопрос вообще не рассматривается.

 

По сути, сама фигура Грейс – это матрица «образцового фана». Услышав ужасы от «самого близкого человека», она должна сразу и беспрекословно в них поверить. Ей и в голову не взбредёт, что Даг, в сущности, может врать. И это есть установка – настоящий unconditional fan должен безоговорочно верить во всё и принимать кумира «таким какой он есть». Любишь Виктора Фокса – принимай его вместе с Дагом, его рассказами, розовым пеньюаром и куклами с выколотыми глазами. Не хочешь, сомневаешься – значит ты не фан, ты дикарь и гомофоб, ты не принимаешь  кумира таким, какой он был. Это не извращение – это творческая экстравагантность, поймите это, дикие и нетерпимые серые люди. Надо перестроить всё – само своё сознание, само восприятие кумира…

В фильме есть один очень любопытный эпизод. Грейс смотрит по телевизору выступление Виктора Фокса, и под нежную лирическую песню она представляет себе, как танцует с Виктором. Тот целует её, они нежно опускаются на кровать…

Смешно, забавные фанские грёзы.

А вот как меняются её грёзы после общения с Дагом.

Вернувшись из паба, Грейс танцует с Дагом под пластинку Виктора. И в этот момент каждому из них видится, что он танцует с Виктором.

Даг ласково называет Виктора сукиным сыном, и осведомляется, что он делал ночью на улице. Видение мило объясняет, что ему «было одиноко», и оно искало того, с кем это одиночество разделить.

С Грейс иначе. Видение Виктора ласково спрашивает, не разочаровалась ли в нём Грейс. Она отвечает, что нет, только куклы и пеньюар её «немного шокировали» (Послание – если ты настоящий фан, что бы ты не узнал о кумире, это не должно тебя шокировать и расстраивать). После этого Виктор делает Грейс комплимент что она прекрасна… на что та удивленно отвечает – но вы же гей! Ах, да – отвечает видение, и тут же вновь делает комплимент по поводу красоты Грейс...

То есть теперь даже на уровне подсознания и грёз фанатка не может восхищаться Виктором как мужчиной, желанным для женщины. Он – гей, и точка. Для нормального человека такое поведение кажется странным – но это и есть единственно правильная «фанатская» установка.

Причем заметьте, Грейс не стала искать людей, которые действительно были друзьями Виктора или работали с ним, писали для него песни, делали музыку и т.д. Она нашла спекулянта-слугу, и вместе с ним раскрутилась, "поучавствовала в приключении". По сути, если оставить политкорректную терминологию, Грейс и Даг – это две домохозяйки с неудовлетворёнными амбициями. Грейс мечтала стать певицей – но муж когда-то сказал ей, что у неё нет таланта и обаяния, - и она провела жизнь, готовя мужу обед и воспитывая детей. С Дагом – почти та же история...

Проблема ярлыков, которые на нас лепит общество, на самом деле очень серьезная и болезненная. И страдают от этого не только геи или домохозяйки, но и большинство современных людей. На каждого человека – военного ли, педагога, художника, врача, юриста, ученого – постоянно пытаются наложить свой штамп, подогнать под некую общую категорию.

Но авторы не пожелали углубляться в подобные «тонкости». Они тупо показали несколько самых общих штампов.

В фильме активно проталкиваются столь популярные ныне идеи – лишь измени обстановку, начни действовать по другому сценарию, затей интересное приключение – и твоя жизнь круто изменится. Нахами, когда тебе хамят, соверши экстравагантный поступок, не позволяй людям вешать на себя ярлыков, – и их не будет. Короче – забей на всех, полюби себя – и да будет счастье твоей реализовавшейся уникальной неповторимости и индивидуальности.

Но на самом деле, это полная чушь. Потому что если при этом человек не изменится ВНУТРЕННЕ – ни о каких переменах в нем и в его жизни речь идти не может в принципе.

Грейс так обижается, что на нее все лепят ярлык домохозяйки – но ведь на самом деле она и есть – ходячий ярлык. Она САМА выбрала себе такую жизнь. Она САМА так – одевается, говорит, думает, читает, поступает... Она сама не интересуется ничем, кроме ТВ шоу. Она САМА забила на себя и свой внутренний мир. Она САМА поселилась на кухне. Она САМА стала ярлыком.

Так почему же нужно обижаться, что окружающие просто считывают эту информацию?

Как она «менялась» при общении с Дагом? Она задумалась о чем-то серьезном? Она поняла, что жизнь преходяща и ценно каждое ее мгновение? Она заинтересовалась чем-то, она приобщилась к высокому искусству, к которому, судя по всему, был неравнодушен Виктор? Она, наконец, изменила стереотипы своего поведения?

Нет. Она повела себя  в точности так же, как и раньше – стала готовить, убирать, заботиться… Просто это «дитё» оказалось более благодарным, нежели сбежавший от нее муж. Бедняга одурел от того, что его жена живет и дышит звездой Виктором Фоксом, и не видит реального мужчины рядом с собой. От ее телешоу, звонков в телепрограммы, мыльных сериалов… Да с ней поговорить не о чем! Жизнь Грейс, от и до – это жизнь женщины, которую не интересует ничего, кроме телевидения, готовки и дамских сплетен. Поэтому она так хорошо спелась с Дагом – такие кумушки большие охотницы до чужих «скелетов в шкафу»…

Так перестала ли она хоть на минуту быть домохозяйкой?

Нет. Ею она и осталась.

Я не поверю, что если бы перед этими столь злобно изображенными дамами – сестрами Виктора (классический пример Голливудских «плохих» персонажей» с гнусавыми голосами и мерзким смехом) сидела мудрая, сильная, начитанная, глубокая женщина, посвятившая свою жизнь мужу и детям, она услышала бы хоть слово упрека. И я не поверю, что если бы гей вел себя по-человечески с поклонницами и не переживал столь мучительно от перспективы потерять дом и деньги Виктора, кто-то к стал бы его осуждать. И я не поверю, что если бы карлица меньше устраивала истерики – на нее бы не пялились гораздо меньше. Шикарный пример в кафе – она орет на официантку, устраивает безобразный скандал, люди оборачиваются на ее вопли – и она юродиво заявляет: «Ну, что?! Может, еще и сфотографируете?!».

Вот мне интересно, если бы перед вашим носом в кафе клиентка устроила форменную истерику – вы бы обернулись, потому что вас удивили крики, или от желания порассматривать карлицу?...

Вернее, такое тоже возможно. И ВОТ ЗДЕСЬ можно было бы действительно поговорить о ярлыках – когда, к примеру, женщина и умная, и глубокая, но она не стала строить карьеру, а посвятила жизнь семье, при этом не забывая о самообразовании и (ненавижу это слово, но тем не менее) саморазвитии – но все равно сталкивается с тем, что на нее показывают пальцем: "домохозяйка"…

Но в этом фильме – все не так. В нем отстаивается право людей-ярлыков перманентно пребывать в своем состоянии (быть дурой, быть хамом, ненавидящем женщин, быть истеричкой) – и при этом получать понимание, сочувствие и признание окружающих. То есть ОНИ меняться не должны в принципе – меняться должны окружающие. Здесь никто, никогда и ни в чем не виноват САМ – виноваты всегда нетерпимые окружающие.

И Грейс с Дагом на всю катушку оторвались за годы унижений, получив славу и признание за счёт Виктора. Настоящей знаменитости. И в конце фильма Грейс исполняет свою мечту, блистая в шоу в качестве "звезды" .

Теперь она – особый фан, допущенный до самых сокровенных тайн Виктора. Миллионы его поклонников должны завидовать ей чёрной завистью. Это технология, которую с успехом использует и Хаттон, и Фристоун, и «мемфисская мафия»: заводится некий «ближний круг» фанов, которые жутко гордятся тем, что посвящены в самые сокровенные детали интимной жизни их кумира. Они глотку перегрызут за этих «близких друзей», они всем хвастаются такой дружбой, они обретают огромный авторитет среди поклонников и служат «глашатаями», которые знают всё.  При этом, как и Грейс, они искренне преданы кумиру и абсолютно уверены в правильности того, что говорят и делают. Им и в голову не приходит, что такое поведение безнравственно, и является предательством по отношению к нему. Они искренне, из любви к объекту будут рассказывать о нём грязные и непристойные вещи, они  с удовольствием вместе с «другом» оденут на покойника розовый пеньюар и выставят его в таком виде на всеобщее обозрение (по сути, это замечательная метафора всех этих книг, интервью и «разоблачений») – и будут искренне смеяться вместе с «близкими» над весёлой и удачной шуткой, которая безусловно понравилась бы их покойному кумиру. (ср. весёлые шутки Фристоуна, над которыми так смеются квиноманы). На похоронах случилась безобразная драка по вине Дага и Грейс – ха-ха, это так смешно. Какая рожа была у сестры когда она увидела брата в гробу в пеньюаре! Как  прикольно она пыталась закрыть мёртвого от толпы папарацци, кинувшихся его фотографировать в таком виде! Умора!

 

Что характерно, притесняемым и гонимым здесь изображается именно человек, который рассказывает о кумире «грязную правду» и перетряхивает его нижнее белье – тогда как те, кто пытается защитить имя и память мертвого человека, автоматически становятся плохими и показаны режиссерами максимально отвратительно. "Виктор Фокс – гей? Что за бред!" – дружно и неприятно смеются мерзкие сестры. И авторский замысел таков, что все так же дружно начинают осуждать этих глупых,  злобных, нетерпимых, зашоренных и корыстных теток...

Вот только очень сложно представить, какой человек в здравом уме и твердой памяти может поверить Дагу. Будь Виктор хоть трижды геем и даже сумасшедшим – у него была бы совсем другая жизнь.

Можно было бы понять логику произведения, если бы Даг был душевным, теплым, внушающим доверие человеком, без всяких проблем отказавшимся от притязаний на дом и прочее. Если бы он с уважением, восхищением отзывался о Викторе – как, к примеру, рассказывал Маре о Кокто…

Но Даг ведет себя как проститутка, пытающаяся получить имущество клиента после его смерти.

Заметьте, авторы сознательно отвергли другие, гораздо более интересные и психологически достоверные версии убийства, вручив арбалет некоему маньяку с психическим расстройством. Причем в данном случае как раз была бы очень естественна схема, нередко используемая в детективах, когда человек, первоначально вызывавший подозрение и впоследствии оправданный,  в конце таки оказывается убийцей.

Однако этого не происходит. Авторы выбирают простенькую, политкорректную, и абсолютно бездоказательную версию.

Причём герои даже на уровне кухонных разговоров не обсуждают какие-либо другие причины убийства – зависть, финансы, враги, продюсер, и пр. Все идут искать маньяка – и тот просто не может отказать таким милым людям, и выходит им навстречу.

Обратите внимание – этот фильм, как и горячо любимая квиноманами Untold story, в целом сработан очень грамотно и профессионально. Автором сценария и режиссером ленты выступил постановщик знаменитой "Свадьбы лучшего друга" Пи Джей Хоган, в ней работает  блестящий актерский ансамбль (обладательница премии "Оскар" Кэти Бейтс, Руперт Эверетт, Джонатан Прайс, Дэн Эйкройд, Питер Сарсгаард)… То есть на слабость авторов столь явные провалы в сценарии явно не спишешь.

Но если только посмотреть на сюжет не через те идеи, которые они внушают, и не через версию Дага, то получается вот что.

Виктора Фокса, приехавшего в турне в США, обнаруживают мёртвым в криминальном районе Чикаго, под мостом, куда ходят одни бомжи, ночью и почему-то в концертном костюме. Но никого не волнуют эти странные обстоятельства – убийство сразу валят на промышляющего в Чикаго арбалетного маньяка.

Тем временем, в Англии разгорается скандал вокруг слуги Виктора, который не пускает в дом родных, называет себя его любовником и законным наследником, и безобразно ведёт себя с фанами. Затем он устраивает мерзкую выходку на похоронах, показывает всему миру, что Виктор был извращенцем, и уезжает в США с фанаткой Грейс… Через несколько дней всем становится известно, что Даг и его друзья лично обезвредили убийцу, причём Дагу делают такой пиар, что теперь все его любят и родные должны беспрекословно, иначе затравят за неполиткорректность, отдать дом и имущество. Вопросов о том, кто же всё-таки убил Виктора Фокса, не возникает. Маньяк – и всё тут. Без вариантов. А в общем, он сам виноват – нечего было бегать по ночам по улицам и искать, с кем перепихнуться. Ведь известный человек всегда сам виноват в своей смерти, и все гадости, оглашаемые после его смерти – есть истина в последней инстанции...

Ситуация с Дагом также выходит несколько иначе.

Некий абсолютно бездарный песенник пытался пристроить свои песни к знаменитому Виктору Фоксу, но тот ему сказал о его бездарности, и взял его к себе в слуги (вполне вероятно, по просьбе последнего пригреть бездомную сиротку). 10 лет тот жил слугой при знаменитом артисте, и дико завидовал ему. Но поскольку Виктор погиб в Америке, не успев оставить завещания, Даг получает шанс отыграться за все. "Я не неудачник, это Виктор – неудачник!" – закричал он на всех углах...

Он незаконно он захватил дом и имущество певца, и стал распускать слухи о своей связи с Виктором. А допущенную к августейшей руке поклонницу посвятил в самые интимные и грязные истории, связанные с его именем. И кстати оправдал своё рейдерство – какой музей, Вы правда хотите чтобы все увидели его личную жизнь? Этих кукол с выколотыми глазами? Эту корону? Этот розовый пеньюар?...

И именно эту интимную тайну Виктора он при всех открыл, положив пеньюар в гроб.

В конце фильма призрак Виктора довольно наблюдает за шоу. Ему бы это понравилось… Знакомая формулировка, не так ли?

Однако зритель не должен задумываться. Он должен быть очарован поучительной историей Unconditional lover’а и трогательной дружбы одинокого гея и поклонницы его любовника. Даг, который поначалу был ему глубоко неприятен, со временем покажет себя совсем с другой стороны. И в конце-концов зритель полюбит и его и его непутёвого хозяина.

 

Мариам Ахундова,
Юлия Носкина

 

 

Современная Мифология

На Главную