Interview with Brian May and Roger Taylor
week after FM death


 

Предуведомление

Данное интервью, взятое у Брайана Мэя и Роджера Тейлора через 3 дня после похорон Фредди Меркьюри, содержит ряд важных заявлений. Однако следует отметить, что, несмотря на сенсационность, подробности данного эфира никогда не упоминались в литературе и документалистике о Меркьюри и Queen. По каким-то причинам в течение 10 лет эта видеозапись не появлялась нигде. На нее не сослался ни один биограф, она не была включена ни в один документальный фильм, все ее «сенсационности» замалчивались даже в самых «откровенных» материалах. В связи с этим мы посчитали необходимым снабдить данное интервью комментариями.

 

Lady: …Brian May & Roger Taylor from the top group Queen will be speaking on TV for the first time since their band’s lead singer Freddie Mercury died last week. So, stay with us.

Interviewer: Welcome back. Well, as you know, last week is over the one of the most flamboyant and popular figures in rock-music – Freddie Mercury, lead singer with Queen. He led the group to international success, thrilled fans as well with his exciting and state performances… Join us in the studio now to pay tribute and maybe to reflect on Freddie’s memory. For the first time a two of the band members: guitarist Brian May & drummer Roger Taylor – thanks for coming; we do appreciate you’re coming. Just answer a couple of questions first. How long did Freddie know that he was suffering from AIDS?

BM: I don’t think this is the question we can answer, because we don’t actually know ourselves. It was always a very private thing with him. Ammm… We knew for a… you know…I guess, we knew intuitively something was going on. But it wasn’t talked about. He didn’t officially tell us until it stayed a few month before he went. But certainly he knew for 5 years or so. He was living under the shadow for a very-very long time.

Стоп. Откуда он знает, когда Фредди узнал о своей болезни, если, по его же словам, Фредди ничего ему об этом не говорил?

I: He was living under the shadow…

BM: Yeah…

I: What did you do as far as you could see it until? Because in many ways he is a very private man, that’s the (…), isn’t it?

RT: Yes…

I: But as far as you could see – what did (you) do to him – with that knowledge that he was…

RT: Well, the one thing that he wanted to do – was keep on working in the studio. He was absolutely determent to keep the group going and to keep working. And that actually kept him going for a long time.

I: See, we watched earlier These Are The Days of Our Lives, and actually watching it. It was unbearably point just to watch it – so for you fellows to be in it – it must have been a difficult session emotionally.

BM: It’s incredibly difficult…

RT: Yes, it was hard, it was really… but we were trying to sort of support him through it. And he was incredibly brave at that time. Obviously he knew, you know. And we all knew at that time. But you know, that’s the best thing just to get on with life and to do it. And he did it, and I thing, he carried on very bravely, actually.

I: Now, one of the principal reasons you’re here – we’re great for you coming – the common (set is how they say, everybody is become into the next birth of the live) past of Freddie Mercury be there in the papers and be there on TV. Where did they go wrong or where did they go right in their (researches)? (to Roger) You first.

RT: Well, I mean, it’s been quite distressing to read some of the reports in the press. One thing is that obviously nobody really knew him. But a lot of people sort of made up that they did.

Отличное замечание. Жаль, современные квиноманы, заглядывающие в рот Фристоуну & Co, об этом уже не вспоминают...

Also the fact that he was a very private guy, they got there only a factual, and they missed out the point what he was actually like. Which was actually very shy, gentle, kind person. He wasn’t a kind of Persona that he put over on stage, because, you know, he was an entertainer. And it makes his friends – I know the people, who looked after him right to the end, I mean they all get very angry when they see the way he’s represented in the English press – especially in tabloid press.

Т.е. Мэй совершенно ясно говорит, что Фредди был мягким и тихим человеком, не имеющим никакого отношения к гедонисту, наркоману и истерику из прессы. Неплохое заявление для человека, который десять лет спустя разместит на своем сайте объявление автора порнофанфика о Фредди Джима Хаттона, а еще через столько же начнет открыто рекламировать туры с «близким другом» Питером Фристоуном, мемуары которого заткнут за пояс любой британский таблоид.

I: Yes, I mean we’ll be wrong if it is not to say that he has been depictured in the certain caught as a sort of decadent, wild, bisexual, irresponsible lover. So, how… what was actually the truth of that?

BM: Yes, that’s very… that’s definitely makes us very angry. Because he was… certainly the Freddie we knew wasn’t wildly promiscuous. He wasn’t consumed by drugs, (any of these things) that people saying. He was… he had a very responsible attitude to everyone that he was close to, and he was very generous and caring person to all the people came through his life. And more than you can’t ask really. You know, as he moved from the relationships to the another one – he was always very… as I say, you know, very aware of the effect, he was having on people’s lives.

Вот значит как. Не принимал наркотики, говорите? Заботливый и ответственный, говорите? И даже не был помешан на сексе? Очень хорошо. Интересно только, каким образом это сочетается с рассказами о питавшемся кокаином безответственном выродке и сексуальным маньяке, которые раз за разом повторяют (в т.ч. и в официальной «Untold Story», и в сольном бокс-сете Фредди за подписью Мэя) вышеупомянутые господа?

I: Is it (…) that maybe his private nature contributed to some of lured apertures… Anotherwise the reality he was a big showman on stage, but eventually private offstage. Is that correct?

RT: That’s right, nobody really got inside the shell, it’s lots of tabloids – I mean, it’s just incredible! I’ve read something in the «Mirror» last week which was written by some (foral), sick, dabble… It’s just so wrong! So, they obviously made things up, because they obviously couldn’t get inside. For the last 18 month of his life he was haunted by press outside his house, and we all have been up to a point… it’s quite incredible in this country. But he really was a prisoner in his own house for the last 18 month of his life.

Похоже, именно тогда Брайан с Роджером начали свою любимую игру, продолжающуюся по сей день – они с удовольствием ругают ложь о Фредди из жёлтой прессы, но вежливо отмалчиваются, когда гораздо более худшую ложь произносят прикормленные EMI проходимцы. Журналистам нельзя поливать Фредди грязью. Им – можно…

I: Were there times years ago – because I mean you’re familiar visitors here, both of you, when you’d liked him to be more up front on, him to answer interviews and maybe handle a press more? Would that helped?

BM: No necessarily. I think, we didn’t know, was agree, and that was hence that we didn’t talked about it. Freddie was very much his own man, he made a decision very early way of his life, and he was gonna do things in his way. And certainly we respected that. We all have our own ways, but within the group, you know, we respected that he was gonna handle his own life. And certainly his own attitude to what he was suffering towards the end was his own business, you know. So, in some sense was we were gagged by that, which was hard for us. You find that (even you won’t be able) to talk about it to friends. Now it’s kind of lifted. We can be very open about how we feel.

I: It’s interesting here you talking, because, Roger, you particularly give that impression, you really knew him. He wasn’t one of those people you really knew?

RT: I think, I mean, we were very close as a group. I mean – always, for 22 years. I think… But it’s… even we didn’t really know a lot of things about Freddie, cause he was quite a mystery. I tell you, we do feel absolutely bound to stick up for him. Cause he can’t stick up for himself anymore, so, you know.

BM: That’s right. There’s no cope on people been (able) to say things people about (what’s…) dies.

RT: Yeah!

BM: There’s very little cope of what they can do, when they are live in this country. And I think, one of the things… a lot of people say, what we can do for Freddie. And I think, one of the things would be to try get this (lost chance) and make sure that people don’t have to put up with, you know. Perhaps, you know, if we could ensure that some kind of lobby to bring this protection of… of your private thoughts bill, you know…

I: It’s a just in that stayed facts could be protected on period of up to 25 to 50 years. And get as soon as somebody’s period. It’s an open season?

BM: That’s right. And there’s no (lodes) of people disclosing parts of people’s private live, when they’re live anyway. I mean, in France there is – you can not publish details of somebody’s private things without…

Еще одно очень хорошее замечание. НЕЛЬЗЯ разглашать личную жизнь человека без его согласия. Банду Хаттона–Фристоуна в тюрьму. И Джима Бича в придачу. И руководство EMI.

I (interrupts): You’ve came on because you’re angry, basically? Not because you want to get up earlier on a period of Breakfast TV?:-). You’ve came on because you’re angry, yeah? That’s the main feel?

Вот так- то. Кудрявый, знай своё место, что-то ты не то говоришь, возмущаешься не по делу...

RT: Apart because we’re angry, we also want to explain, really, what we feel, that we can do now with sort of Freddie’s legacy in the way, you know. And also I think… (looks on Brian)

BM: That’s right. There’s a lot to say, really. Because Freddie made one (preachal) decision before he died actually – to announce the fact that he did have AIDS. Which was very brave and I think well-timed act of his part. Because he gave us and those close to us a kind of weapon to talk about AIDS, you know. It would be very easy for him to put on his death certificate «pneumonia», you know, which she knew, and he could if (perhaps hide the hole thing). The fact that he announced and sad: «look, I’ve got this», and he was no shamed it enough. I think, it’s very important, because there shouldn’t be from this point or from any point any stigma to having this disease. It’s nothing to do with, you know, somebody did something wrong and been punished – that’s got to go, has to go, you know. It’s everybody’s problem now.

Очередная агитка на тему «они такие же как мы». Это все конечно очень мило, и образ милого скромного гея нетрадиционной ориентации, который тогда еще не заменили на помешанного на сексе придурка-гедониста, конечно, намного приятнее и выгоднее для антиспидовой рекламы… Вот только в где заявление за подписью рекомого «милого и скромного»? Такие вопросы никогда не решаются устно. Так кто дал право делать из этого человека ходячую рекламу по борьбе со СПИДом? Почему даже в его безбожно перекроенном завещании об этом нет ни слова? Кто, кроме шайки аферистов под руководством Джима Бича, может подтвердить намерение покойного посмертно превратиться в рекламный бренд для сбора денег в гей-фонды? По какому праву имя уважаемого человека и выдающегося деятеля культуры стали использовать для рекламы презервативов?

I: We can talk much more later; I just love one theory about what created that magnificent showman in any… Was it a Persian background? Do you have any theories on what…

RT: It’s so difficult, because he was so much his own creation. He really was his own man, and that sense – I really don’t know. I mean, he’s a constant…

Интересно, что же такого таинственного было в его происхождении, если об этом знал даже абсолютно «левый» ведущий передачи? Впрочем, не будем придираться к таким мелочам. Нужно же когда-то заложить основу для мифа о трусливом неанглосаксе, скрывавшем свое происхождение...

I: It’s like (spall thing) or musical genius – you wish you could distill it…

RT (tiredly): Yeah. That’s right, yeah.

BM: M-m. He’s a one of…

I: That’s right. We’ll chatting much more later. Thank you very much for join us.

RT, BM: Thank you.

* * *

(After a pause. Mr. Paul Daniels appears).

Lady: He was a real showman.

I: …been re-released all proceeds and will go towards researching to AIDS. RT and BM with us.

It would be pathetic, if the death of Freddie Mercury would left us… the death of Freddie Mercury a few lurid epitaphs be they on TV, be they in newspapers, be they on some other form of film… Gotta be something more to that… What do you think it is?

BM: There’s a lot more, I think. There’s a lot more to say – I mean, it’s quite amazing still watching this video. Because he… and for the amount of love – this pored in the last few days and (…) the world. And his life definitely changed the world. And I think, his death is already changing the world as well. Because it’s… First of all, we are putting out this record, which is a memorial to him. We’re releasing the Bohemian Rhapsody to him. And all the proceeds will go to the AIDS charity, Terrence Higgins Trust.

Н-да. Вообще-то на ТВ принято предупреждать о начале рекламной паузы… Однако сам по себе вопрос очень интересен. Передать права на «Рапсодию» (говоря де-юре – подарить) могли только наследники Фредди, ибо авторские права принадлежат ему, а не группе. Ни у Бича, ни у квинов этих прав не было.

То, что Фредди якобы сам распорядился передать эти права фонду, жутко смахивает на филькину грамоту, как и все, что делалось от его имени после смерти или в предсмертном состоянии. Соответствующие документы никогда не мелькали, хотя должны были висеть в офисе этого фонда на почетном месте в золотой рамочке. Обычно такого рода мероприятия хоть как-то запечатлеваются: вручение документов, рукопожатие, подписи, речь и пр. По крайней мере, как памятное для истории фонда мероприятие...

А проще и надежнее – внести этот пункт в завещание. Это добавляет юридические гарантии того, что пожелание будет соблюдено и проконтролировано душеприказчиком. Но как мы видим, ни малейшего упоминания об антиспидовых фондах в завещании, даже таком в высшей мере сомнительном, нет. Даже намека.

Ели бы завещание содержало этот пункт, можно было бы объявить о передаче прав на «Рапсодию» в предсмертном заявлении. Очень подходящий момент. Человек не просто призывает бороться с этой ужасной болезнью, но и личным примером доказывает это. Но очевидно, те, кто за этим стоит, все же не захотели при жизни Ф. рисковать лишний раз...

Странно и то, что, рассказывая о последних этапах жизни Фредди, никто не упоминает его страстного желания сделать доходы от продаж своего шедевра достоянием фонда Терренса Хиггинса. Даже простого обсуждения этой ситуации, даже упоминания. И вдруг – посмертный СЮПРЫЗ от дорогуши!

Предположим, что Фредди действительно при жизни оставил распоряжение о передаче прав, как это преподносят. Тогда здесь вновь не пляшет юридическая сторона. Каким образом он сделал это?

1. Договор дарения был подписан при жизни. При этом необходимо внести изменения в завещание, сделать переоценку имущества, а таковых не было. Предположим, что этот договор был подписан до составления завещания в мае 1991 г. В этой ситуации все доходы от продаж должны были идти фонду с момента подписания договора. Подобного не было. Отбрасываем.

2. Сделать это в завещании. Повторюсь – это самый логичный и лучший способ. Но ничего подобного оно не содержит. Отбрасываем.

3. Оставить устное распоряжение, пожелание передать права на песню. В этом случае нужно подождать, пока вступят в наследственные права наследники, получить их согласие, ибо они могут и отказаться, а устное распоряжение правовой силы не имеет. Согласятся – все равно при любом раскладе это не несколько дней займет. Кто возьмется отвечать за исполнение этого пожелания умершего и нести за это ответственность? Бич. А в свои права душеприказчика он вступил лишь в мае 1992 г. (помним титулку завещания?). Отбрасываем.

Следовательно? Правильно. Передача прав «Рапсодии» – громкий ход, не имеющий под собой никаких правовых оснований.

RT: It’s in fact a double-side. The other side it’s the track the days of our lives, which you showed earlier.

I: That’s right.

RT: …and they are actually the first and the last videos, we made. So, and… the words through time quite…

I: So, let"s talk about, that sometimes… This title, The Show must go on… I mean, you cannot (not to) point that title. Was it actually deliberate?

BM: There"s a lot of things in a lot of the songs. If you look back now – which you"ll find sort of base... some sort of... have some sort of bear what was going on in the old years. The songs generally aren’t about one thing, there're usually different levels in a lot of the songs, you know.

Интересное, хм, замечание. Это к слову о «записках на салфетках» и пр. Жаль, что эти слова прозвучали в таком гадком контексте...

I: You’ve made a claim just then, and people will (rein), I mean such as the nature of people. You’ve say… (hostilely) What do you mean, «He changed the world»? What… You know, that’s an extravagant claim to me.

RT (in an undertone, ironically): It is.

Роджер, а что же так, вполголоса? Почему бы и не поиронизировать над словами непонятливого ведущего? Что тут такого странного, когда о музыканте говорят, что он изменил мир – тем более его коллеги? И при чем здесь the nature of people, о которой он вдруг заговорил?

BM & interviewer interrupt each other:

BM: I think...

I: How…

BM: I think…

I (continues): How would you defend that?

BM: Well, I think, I mean, he… I think, one of the results of his life can be that people have a different attitude to people being gay, I really hope so, you know. It’s in a way being quite hard for us to talk about it because it was very much his business what was going on. But he is a guy who was strong, who was incredibly talented, quite magnificent in every way you can think of. And he was gay, and he was quite public about it.

Потрясающе. Вот значит как Фредди изменил мир. Тем, что не скрывал свою нетрадиционную ориентацию… И ничего-то о нём не было известно, и никто его не знал. И им трудно об этом говорить – но говорят. Он был безумно скрытен – во всем, кроме вопросов сексуальной жизни. Quite public private gay...

Шизофрения, это товарищи.

Кстати, а как же заявление о том, что нельзя разглашать подробности чужой личной жизни? И вообще – как можно обсуждать сексуальные вкусы своего друга на телевидении через три дня после похорон? Да будь он хоть зоофилом – НЕ ЭТО должно становиться предметом беседы его коллег в прямом эфире. И не социальная выгода от его гибели.

Помимо всего прочего – в данной ситуации важно даже не то, был или не был Меркьюри гомосексуалистом. Да будь он трижды геем всея Англии, Брайан не имел права как друг разглашать его частную жизнь, тем более что сам Фредди «coming out’a» не делал. Да за таким «другом» с того света вернешься, чтобы сказать все, что о нем думаешь…

…So, I don’t think anyone can ever quite feel the same that bad anymore. And it’s time. God knows, you know. But it shocks me, that you still reading the papers – I mean, yesterday there was something, that he admitted that he was gay. And anybody, who writes «admitted» is guilty of a slur, you know.

Еще лучше. Так Брайан косвенно согласился с тем, что Фредди сознался в гомосексуализме? :))) Класс. Без комментариев.

Вероятно, это также входило в сценарий, т.к. тогда действительно были пущены слухи о том, что Фредди якобы выступил по ТВ и публично сознался в том, что он гей, и самолично призвал всех на борьбу со СПИДом. Но все же не следовало лгать в том, на чем так легко попасться, т.к. заявление, озвученное от имени Фредди, никаких сексуальных откровений не содержит.

…And there’s no reason on Earth, why... why anyone should be let to get away with that now. So, I… we certainly feel able to sort of though ourselves behind that now. So, it’s gotta be… it’s gonna be heteroes for gay, or whatever it is, you know (RT laughs).

«Каждый, кто пишет «сознался» – виновен вдвойне»… «И нет на Земле причины»… «Гетеро для геев»… В конце концов, что за дурные политагитки? От этого текста за версту несет брошюрками гей-фондов вроде Терренса Хиггинса… Что? Вы с ним и сотрудничаете? Тогда вопрос снимается. Нужно же как-то рекламировать своих деловых партнеров…

L: …of you as well? You think, as a band, everybody who was connected with him, that at least this is the chance for something positive, to come out of it? You can do so much…

BM: So much positive to come out of it, yeah!

RT: That’s exactly what Freddie wanted, especially in his last time sort of period. He felt that, while making announcement he could turn something positive, you know, out of this sort of awful thing that was happening. And we intend to carry that through, and we’re thinking of doing something next year, some kind of event, you know, probably in his name, that will be something positive and will raise a lot of money we have.

Фредди жаждал изменить отношение общества к нетрадиционной ориентации? Прелестно. Но почему же при жизни он не сказал об этом ни слова? И откуда такие вещи могут знать Брайан и Роджер? Значит, болезнь они не обсуждали, происхождения Фредди не касались – зато о секс. предпочтениях поговорить – дело привычное? «Привет, Фредди, как дела?» «О, Родж, я думаю, что люди недостаточно терпимо относятся к геям. Как ты смотришь на то, что два свободных мужчины могут заняться друг с другом сексом, если им этого хочется?»…

L: There’s so much much inconsiderable really thinking of Queen performing without him as the lead vocalist.

RT: Oh yes, it is really pretty inconsiderable. Yes.

BM: It is very much.

I: So, what will happen to you?

BM: Well, we haven’t really decided, we haven’t really… I mean, we’ve been quite not over by this, you can imagine. We haven’t really got over the first stages of grieving, I don’t think if…

RT: No.

BM: And we haven’t, we’ve decided that we would shelve this business of what we do. First of all we’ll deal with the situation as it is. And Freddie has given such a magnificent… kind of platform, and we can certainly make money for the AIDS business, you know, with no problem at all. And we can also raise awareness of it, which is definitely happening already.

Опять… «Фредди умер и дал нам классный повод побороться со СПИДом». Вообще-то такие вещи всё же не принято говорить столь откровенно… Что ж, Брайан честно объяснил, для чего они пришли на эту передачу: прочитать лекцию о СПИДе и политкорректном отношении к геям и начать собирать пожертвования. Очень трепетное отношение к памяти друга и коллеги. Неудивительно, что этот цинизм возмутил даже прожженные британские таблоиды…

Lady: Are you saying to me about the record company – everyone has forgone a profit on this?

RT: Yes, EMI…

BM: All the money goes.

RT: EMI’s donating all of the a-sides as well, so every penny is going towards the Terrence Higgins Trust. And…

Опять же – ребята честно сознались, кто послал их собирать деньги «на домики для бездомных поросят». Госпожа Беладонна… простите… уважаемая транснациональная корпорация EMI… ныне активно поддерживающая кампанию по дискредитации Меркьюри. Как все изящно складывается, не находите?

L: Did you ever get a chance to discuss with him at all, that you might do this sort of thing after, or was it something, it was perhaps quietly accepted?

RT: It was quietly accepted, I think, really, you know, we were really trying to keep in company, and just, you know… mmm... ease the sort of later period, you know.

L: It’s Paul Daniels is listening here. Were you a fan of Queen and of Freddie Mercury?

Paul Daniels: Well, no, cause I wasn’t a fan of any music, I just put my head down – I should imagine I quit it into music – I put my head down into magic, and all this music business sort of went on to different level. I’m not the fan, I just like music…

I: What we can talk about – it’s difficult for you to hear this in this discussion, cause…

PD: No, I find it really interesting, because I only see the publicity side of it. You know, I am the public when it comes to the music industry. And the Freddie Mercury bit – as I was discussing to a gentleman outside – from EMI I think, yeah?

BM: m-m…

Как-то нервно среагировал Брайан на упоминание родного лейбла со стороны странного гостя. С чего бы это? ;)

PD: He said, that he will defeat the press ultimately, that do the bad reporting. And it will… that will be gone by next week or so. And then some psychic will get in touch with Freddie Mercury and all that will start again. And you’ll get a nonsense. But you cannot defeat the quality of that video.

Любопытное замечание анонима из EMI. «Всё это возмутительно, но в порядке вещей. Всё закончится, а потом опять начнётся». И никаких мер лейбл принимать не собирается. Мило!

Впрочем, это конец 1991 года. Тогда лейбл ещё делает вид, что не имеет к этой травле никакого отношения. Фирменные документалки с Freddie’s last lover’ом и рассказами об оргиях в бассейнах еще впереди.

I: Nor his fans, I mean, that’s the thing, you can’t defeat it.

PD: And nor his fans, who hopefully would stop buying the newspapers that printed the rubbish.

Наивный гость – он, похоже, и правда искренне верил, что грязь на Фредди льет только желтая пресса… Однако если следовать его предложению, покупать не следует не только «Сан», но и сольный бокс-сет Меркьюри, и DVD Lover of life singer of songs.

I: But where are thought… you know, we can all think about what makes somebody who is different artistically, I mean, we’ve discussed a homosexually, we’ve discussed it… I still fascinated by where Freddie Mercury came from? Because as we were saying – he was one of artistically…

BM: Nobody knows, nobody knows…

Опять та же песня. Ну конечно, о его происхождении и творческом становлении никому ничего не известно. Исключительно о его ориентации!

PD: But I don’t think, you can say, well, that was creative, because he was a homosexual, I think…

I: Of course no, it’s just Freddie.

PD: …I think, it’s just Freddie Mercury, who had an awareness of who he was, where he was at, and he created his own image – as these guys said earlier in the morning. You know, he was his own man, and he knew where he wanted to go.

RT: Yes, he had a tremendous force of personality and… er… which left a tremendous mark on everybody around him, you know. Especially us, obviously.

L: You were talking about the difference as well between him on stage and at home. That is an interesting part of people who are very often in the public eye and in the music business, isn’t it? You can be a great showman when you’re out there, live when you’re on stage at one level, and than – walk away from it entirely.

BM: It’s a healthy balance to keep, I think. It’s a good… stage it is… Paul would agree, it’s a good place to be someone else and work at full of things if you need it. You can go away – and be private.

I: I’ll say, it is a bit like Michael Jackson. Showman. Perfectionist. And private.

BM: M-m, that’s right.

RT: Yes, very private.

Very private public gay. Шизофрения, как и было сказано…

I: And perfectionist as well.

RT: And… yes. Very dedicated.

PD: You’ve got to be that. If you’re not that – you’re nothing, you just another one. And… I know when you said about being… off the stage and all that… I just used to say, who tell me different moments like «let me legs». And it’s… you’ve got to have that, you’ve got to have that common sense of balance, it says: hay, I’m just a guy. I can do tricks, Freddie could sing. These guys can play…

L: The sad thing essentially was that he didn’t have one single person in his live, who made him very-very happy.

BM: Well, that hasn’t really been reported, you know. I mean, he didn’t in fact die alone; he died with a very stable and loving relationship, which people don’t see fit to report, you know. They still harp on about… I mean the only thing which is kind of regarded as…

RT: It can be only miserable. It’s such as…

BM: That’s right. It’s all crap, I mean, that the proper story has to be told somehow, you know. But you know, if the papers were full of various things, which seemed scarcely relevant, you know, about the (…). But nobody said there were actually… in fact, three guys, who very caring, who with him till the end, you know, and nobody mentioned that sort of stuff, you know.

Любопытный момент. Брайан упоминает, что у Фредди был человек, с которым у него были длительные любовные отношения. Скорее всего, это было подготовкой публики к будущим рассказам о «гей-семье» Фредди. Однако следует отметить, что раз об этих отношениях знали «те три парня, что ухаживали за Фредди, когда он умирал», этим человеком уже не может быть Хаттон. Он как раз является одним из «тех парней, которые за ним ухаживали», и говорить, что он знал о своих отношениях с Фредди – мягко говоря, абсурдно. Вероятно, тогда ещё Хаттон не был окончательно утверждён на роль главной Любви. Иначе Брайан вряд ли позволил бы себе такую вольность.

L: And that will be a great concept to fans, who know that he did have that sort of…

BM: That’s right. It’s totally stable relationship, yeah. So I mean, this is contrary to what everybody knows, you know. And it’s not for us. It’s still a private matter. It’s not for us to go on about that.

RT (in an undertone): Absolutely.

BM: But just it’s nice for people to know perhaps that… don’t believe any of it, folks, you know.

RT: Yes, it’s very not true. It’s also… We felt, it’s very irresponsible of some of the newspapers to call AIDS a «fashionable» disease, cause… it’s not fashionable. It’s terrible.

I: Terrific! It’s not fashionable disease!

BM: We can talk a little more about AIDS, I think. Because I think, I know people last to been saying… Let’s say it also. This is not something which is just affecting people who are promiscuous, or people gay, or people with this or that, the drug users... It’s everywhere now, you know. And it’s totally irresponsible to suggest that yes, we’re kind of safe, because… if we’re not of these things. You know, children are gonna be incredibly at risk… at the moment women are incredibly at risk, because it’s so easily transmittable heterosexually too, I mean. So, we’ve got to be incredibly careful from this moment, you know. And anyone who suggest that it’s some place else, and we’re still O’K, folks – is committing a terrible crime against rest.

…И под конец – ещё одна политагитка о зловещей угрозе СПИДа, подкарауливающей нас за каждым углом. Еще и деток невинных приплели, и заражение через гетеросексуальные контакты – для пущего страху… никто еще не забыл, чему была посвящена передача? Вернее, кому?

Забавно однако, что когда Брайан толкнул десятую за 20 минут рекламную речь по борьбе со СПИДом (вылитый рекламный агент, который не отвяжется, пока не прочитает до конца свою речь о косметике Эйвон или таблетках Гербалайф) – он уже порядком поднадоел ведущему, поскольку тот как-то очень поспешно стал говорить «спасибо, большое спасибо, до свидания».

I: Absolutely. Another the way should be a verbal act up, shouldn’t it, to Freddie Mercury… It’s Brian and Roger, we do appreciate you come in.

R: Thank for having us.

BM: Thank you.

I: So, keep putting at least some of the records. Very quick…

BM: There’s a lot more to come.

I: I know, there’s a lot. Maybe you’ll come in again if you could bear another morning stuff:-). An early morning stuff. Paul, as ever, a welcomed guest.

PD: Thank you very much. Can I equally say, that I’m not giving any of the royal family magic lessons, which I’ve read in the papers this week.

RT, BM laugh politely.

L: Setting the records trays.

I: But nobody see, that... So maybe that:-). Good luck with video, Paul Daniels, magic show, the berry…

PD: The best.

I: The highlights of...

PD: Yes, highlights.

I: …of many years. Thanks for joining us.

L: Setting the records trays on TV AM.

* * *

Итак, данное интервью позволяет нам сделать ряд выводов.

Во-первых, оно, наряду с новостными выпусками, прошедшими в первые дни после смерти Меркьюри, доказывает, что имя музыканта – вновь подчеркнем – без какого бы то ни было согласия с его стороны и минимального юридического оформления было использовано для сбора пожертвований «на борьбу со СПИДом» и изменения отношения к гомосексуалистам. Активисты данной кампании открыто говорили, что смерть от СПИДа звезды такого масштаба, как Фредди Меркьюри, наконец-то дает возможность публично поговорить об этой болезни, проблеме притеснения людей нетрадиционной ориентации, и необходимости организации антиспидовых фондов.

И то, и другое удалось. На волне поднявшейся в прессе массовой истерии был создан более чем странный фонд The Mercury Phoenix Trust, финансовая деятельность которого никем, кроме его хозяев, не контролируется. А движения за права гомосексуалистов через использование образа Меркьюри добились просто невиданных привилегий. Собственно, они этого и не скрывают – как заявил еще в 2000 году в пресловутой «Untold Story» назначенный Бичем «любимый муж» Меркьюри Хаттон, отношение к гомосексуалистам кардинально изменилось за эти годы именно благодаря смерти Фредди...

Такой же рекламной акцией стал и Трибьют – организаторы не скрывали, что их главной целью является не почтить память Фредди Меркьюри, а поговорить об опасности СПИДа, пользе презервативов и необходимости толерантного отношения к братьям нашим меньшим по ориентации с привлечением многих звёзд.

К слову, такое поведение Брайана и Роджера уже в начале 90-х вызвало издевки некоторых музыкальных критиков – вот, ребята ещё не оправились от скорби, с трудом подбирают слова – и уже зазывают сдавать денежки на концерт по борьбе со СПИДом. Иными словами, Мэя, Тейлора, Бича и других trustees фонда «Феникс» таблоиды обвинили в том, что они наживаются на смерти Фредди. Даже прожженные британские таблоиды, которых крайне трудно заподозрить в высоком моральном облике, были возмущены тем цинизмом, с которым экс-члены Queen (а фактически – их менеджер) стали наживаться на болезни и трагической смерти их друга и коллеги, зазывая сдавать денежки ещё до похорон Фредди, и продолжая делать это из года в год…

Кстати, вот что сказано о Фонде и Трибьюте в книге «Freddie Mercury. The real life. The truth behind the legend»:

«The trusties are Jim Beach, Brian May, Roger Taylor and Mary Austin... John Deacon is not a trustee, declining presumably for the same reasons which another rumor has it almost compelled him not to participate in the Tribute concert itself».

(цит. по 3-му изд.)

И какие такие причины побудили Джона почти отказаться от участия в Трибьюте? Что же аффтары не назвали?...

Следует отметить еще один любопытный момент. Если отследить ситуацию в динамике, получается вот что.

Вначале на мертвого Меркьюри в прессе выливаются ушата грязи, от которой завянут уши у портового грузчика. Параллельно появляются скандальные интервью Мэри Остин; представители EMI при этом пренебрегают своими прямыми обязанностями и заявляют, что против сплетен о Меркьюри они выступать не намерены. А спустя неделю появляется милая, трогательная, интеллигентная передачка, в которой полные благородной ярости коллеги Фредди – Брайан и Рождер обрушивают громы и молнии на голову желтой прессы, призывают людей «не читать советских газет», начхать на нетолерантных писак и любить человека не за ориентацию, потому как – God knows, и все эти предрассудки должны уйти в прошлое… Т.е. – даже это дозволенное возмущение в конечном счете оказывается направлено не столько на то, что об их друга и коллегу вытирают ноги, сколько на то, что о «его ориентации» отзываются недостаточно уважительно («и каждый, кто пишет «признался» – он виновен…» – помните эту пошлую агитку?).

Это напоминает схему, которую использовали во внутренних органах сталинских времён. «Старший следователь и младший следователь». Сначала приходит младший следователь, этакий юный эсесовец, грубый и жестокий. Он всячески издевается над жертвой, орёт, избивает, пытает, угрожает. Потом он уходит и через некоторое время появляется старший следователь – немолодой интеллигентный человек с тихим голосом, который никогда и не на кого не повышается. Жертва кидается к нему с жалобами и криками о помощи, тот вежливо выслушивает, кивает, обещает разобраться – а потом опять приходит младший следователь, и всё начинается по-новому.

И собственно, сейчас эту схему применяют с большим успехом…

Конечно же, до «Untold story», «Magic remixed» и Фристоуна в качестве куратора официальных юбилейных торжеств нужно было дорасти. А интервью Мэя и Тейлора, хотя и было верноподданнически-политкорректно, содержало слишком много сведений, не вписывающихся в будущий официальный миф о диком развратнике, наркомане и гедонисте. Поэтому его припрятали до лучших времён – и достали на свет божий лишь годы спустя, когда поклонники оказались в достаточной степени зомбированы пропагандой, чтобы не замечать явных противоречий, и из всего сказанного услышать только одно – Фредди Меркьюри был геем, и великий Мэй подтвердил это аж в 91м году. К этому времени их сознание уже научилось отфильтровывать нежелательную информацию.

Комментарии -
Мариам Ахундова, Юлия Носкина

 

 

Современная мифология

На главную